Финансовый лизинг: риски и судебная практика

Введение

Эта статья посвящена вопросам применения судами законодательства в сфере финансового лизинга. В статье мы хотели бы описать те проблемы, которые возникают у наших клиентов-лизингодателей при разрешении споров. Мы не претендуем на уникальность описываемых ситуаций и излагаем только наши наблюдения и субъективное мнение.

Республика Казахстан на законодательном уровне создает относительно благоприятные условия для развития финансового лизинга. Так, вопросы финансового лизинга регулируются Гражданским кодексом, законом «О финансовом лизинге», Налоговым кодексом, Таможенным кодексом, законом «О реабилитации и банкротстве», законом «О валютном регулировании» и т.д.

Законодательством гарантируется сохранение права собственности лизингодателя на предмет лизинга. Установлена защита от изъятия предмета лизинга, в том числе таможенными и налоговыми органами; защита от включения в имущественную массу при банкротстве. Допускается индексация платежей, что позволяет лизингодателю минимизировать валютные риски (например, связанные с резким колебанием тенге). Для лизингодателя установлены налоговые льготы – освобождение от КПН и НДС в части вознаграждения.

Отдельно следует отметить, что лизинговая деятельность приравнена к инвестиционной деятельности. Это означает, что теоретически лизингодатель может пользоваться гарантиями, предусмотренными положениями двусторонних и многосторонних международных соглашений о поощрении и защите капитала и инвестиций. Например, такими, как режим наибольшего благоприятствования, защита от экспроприации, возможность обращения в международный арбитраж при спорах с государством. Вместе с тем, на практике большинство споров возникает у лизингодателя не с государством, а с частными компаниями.

Таким образом, лизингодатель находится в комфортных условиях с точки зрения законодательного регулирования.

Несмотря на вышеуказанные положительные моменты, в нашей судебной практике споры между лизингодателями и лизингополучателями составляют значительную долю в количественном измерении.

Предпосылки для возникновения споров

Для начала немного о возможных предпосылках для возникновения споров. Подавляющее большинство споров инициируется лизингодателем по причине неуплаты лизинговых платежей. В нашей практике причинами неуплаты лизинговых платежей являются:

  • Нестабильность обменного курса тенге (если лизингодатель защищен от скачков курса национальной валюты, то лизингополучатель напротив сильно от этого страдает), когда платежи в иностранной валюте или индексированные платежи становятся неподъемными для лизингополучателя.
  • Отсутствие правильного планирования и организации бизнеса. Например, государство финансирует (полностью или частично) много инфраструктурных проектов, требующих большого количества тяжелой строительной техники. Именно для участия в этих проектах предприниматели приобретают дорогостоящую технику в финансовый лизинг. Очень часто после авансовых платежей и ближе к завершению проекта, происходят задержки с платежами (вследствие необходимости устранения недостатков; нарушение сроков строительства; отсутствие необходимости в некоторых видах техники на разных этапах работ, недобросовестность генерального подрядчика т.п.). Большинство лизингополучателей не могут позволить себе иметь финансиста, который бы правильно планировал и управлял денежными потоками и не допускал бы образования задолженности.
  • Уровень правовой грамотности лизингополучателей. К сожалению, большинство лизингополучателей не уделяют должного внимания юридическим аспектам заключенных договоров лизинга (очень часто по объективной причине экономии). Как следствие – негативные последствия ненадлежащего исполнения обязательств (начисление неустойки, расторжение договора, возврат предмета лизинга) не оцениваются лизингополучателями должным образом и ситуация доводится до суда.
  • Реабилитация и банкротство лизингополучателей. Это наиболее неблагоприятные случаи, когда, намерено или нет, лизингополучатель становится неплатежеспособным. Естественно, лизингодатель будет пытаться взыскать задолженность и вернуть предмет лизинга. Однако требования лизингодателей находятся в конце очереди погашения задолженности должником. Поэтому лизингодатели, которые ведут должный мониторинг клиентов, стараются обратиться в суд при первых же признаках возможной неплатежеспособности лизингополучателя.

Итак, какие же проблемы возникают у лизингодателя при судебном взыскании задолженности и возврате предмета лизинга?

Снижение неустойки

У судов, как правило, не возникает вопросов по сумме основной задолженности, по индексации платежей, по убыткам, связанным с налоговыми платежами лизингодателя, и в последнее время даже по взысканию задолженности в иностранной валюте. Однако суды все чаще существенно снижают размер неустойки (до 10% от заявленной суммы). Мотивировка судов, на наш взгляд, является не совсем обоснованной.

Так, суды считают, что если лизингодатель обратился в суд с требованием о взыскании неустойки, образовавшейся за период более 2 лет, то имеет место вина лизингодателя в несвоевременном обращении в суд с целью увеличения суммы неустойки. Также суды дополнительно аргументирует снижение неустойки тем, что должник пусть и с просрочкой, но произвел оплату.

Мы не будем рассматривать такие факторы, сдерживающие лизингодателей от обращения в суды, как желание сохранить клиента (пусть не всегда надежного), неразумность и нецелесообразность судиться по несущественным суммам и т.п., и перейдем сразу к правовым аспектам.

Прежде всего, неустойка является законным способом обеспечения надлежащего исполнения гражданско-правовых обязательств. Лизингополучатель добровольно принял на себя обязательства, а также согласился с санкциями за их ненадлежащее исполнение в виде неустойки. Следовательно, надлежащее исполнение лизингополучателем своих обязательств зависело исключительно от него, а не от лизингодателя. Т.е. только от лизингополучателя зависит, какой будет сумма неустойки.

Обращение лизингодателя в суд сразу же после просрочки платежа никак не может рассматриваться в качестве разумных мер по уменьшению неустойки. Законодательством установлен срок исковой давности, в течение которого можно обращаться с требованием о защите прав в суд.

И, наконец, суды игнорируют, что просрочка исполнения денежного обязательства является основанием для ответственности за неправомерное пользование чужими деньгами. Т.е. лизингодатель кредитует деятельность лизингополучателя, а суд затем списывает этот кредит. Поэтому довод судов о том, что должник пусть и с просрочкой, но погасил задолженность, не является справедливым и соответствующим законодательству.

Республика Казахстан прилагает огромные усилия для увеличения использования досудебного и внесудебного порядка разрешения споров. Неустойка является одним из наиболее эффективных способов обеспечения обязательств по гражданско-правовым договорам, который дисциплинирует должника. Если суды будут без веских оснований, прямо предусмотренных законодательством, уменьшать размеры неустойки, предусмотренные договорами, должники будут мотивированы доводить все споры до суда, в надежде существенно уменьшить размер неустойки. Кредиторы в свою очередь также будут мотивированы как можно скорее обращаться в суды, даже не пытаясь урегулировать спор в досудебном порядке, чтобы избежать уменьшения размера неустойки из-за якобы позднего обращения в суд.

Учитывая, что лизингодатели чаще всего привлекают заемные средства для приобретения предметов лизинга, убытки от несвоевременной уплаты лизинговых платежей могут быть очень существенными. Следовательно, уменьшение судами размера неустойки повышает финансовые риски лизингодателей. Соответственно, лизингодатели будут вынуждены увеличивать размер вознаграждения, т.е. перекладывать эти риски на лизингополучателей. Получается, что недобросовестное поведение лизингополучателей, поддерживаемое судами, бьет, прежде всего, по самим лизингополучателям.

Изъятие предмета лизинга

При расторжении договора лизинга, лизингополучатели не спешат возвращать предмет лизинга. Это вынуждает лизингодателей обращается в суд за изъятием предмета лизинга.

Да, законодательством предусмотрена возможность бесспорного истребования предмета лизинга в порядке приказного производства. Однако на практике судебный приказ очень легко отменяется и в конечном итоге лизингодатель вынужден обращаться за изъятием в порядке искового производства.

Проблемы у лизингодателя могут возникнуть уже в самом начале судебного разбирательства, когда суд принимает меры обеспечения. Помимо ареста имущества должника и запрета на использование и передачу третьим лицам предмета лизинга, лизингодатель просит суд передать предмет лизинга на ответственное хранение лизингодателю. Суд в подавляющем большинстве случаев отказывает в такой передаче и ничем не обосновывает такое решение.

Это приводит к тому, что лизингополучатель продолжает использовать предмет лизинга в течение всего судебного разбирательства (до 4 месяцев до вступления решения в силу) и извлекать доход без уплаты лизинговых платежей. Это приводит к износу техники и неосновательному обогащению лизингополучателя. И хотя у лизингодателя есть право взыскать с лизингополучателя все убытки, для этого необходимо обратиться в суд с отдельным заявлением или увеличивать изначальные исковые требования.

Ситуация практически всегда усугубляется тем, что лизингополучатель намерено игнорирует судебное разбирательство и вынуждает суд принимать заочное решение. Затем заочное решение обжалуется по процедурным основаниям, и весь процесс начинается заново. В некоторых случаях недобросовестный лизингополучатель имеет возможность использовать предмет лизинга до 5-6 месяцев после начала судебного разбирательства.

В самых негативных случаях отсутствие меры в виде передачи предмета лизинга на ответственное хранение может привести к тому, что недобросовестный лизингополучатель имеет возможность продать предмет лизинга третьим лицам. Такие случаи мы рассмотрим ниже.

Таким образом, передача предмета лизинга лизингодателю на ответственное хранение в качестве меры обеспечения может положительно для лизингодателей разрешить вышеуказанные вопросы.

Отчуждение предмета лизинга

Время от времени в нашей практике встречаются случаи продажи лизингополучателями предмета лизинга третьим лицам. При этом таких недобросовестных лизингополучателей не останавливают ни запрет на передачу (установленный как законодательством, так и как мера обеспечения в рамках судебного разбирательства), ни даже вступивший в силу судебный акт об изъятии предмета лизинга. Зачастую лизингодатель узнает об отчуждении только тогда, когда приходит исполнять решение суда об изъятии предмета лизинга.

Как результат – невозможность исполнить решение об изъятии. Лизингодатель вынужден обращаться в суд и признавать сделку по продаже предмета лизинга недействительной. Покупатель, разумеется, не желает возвращать приобретенный предмет лизинга и требует признать себя добросовестным приобретателем.

В большинстве случаев суды адекватно подходят к разрешению таких споров и выносят решение в пользу лизингодателя. При этом суд обоснованно указывает, что право собственности на предмет лизинга не переходит к лизингополучателю до выполнения определенных условий, что законодательством и договором установлен запрет на отчуждение предмета лизинга, что покупателю следует предъявлять претензии к лизингополучателю.

Однако в некоторых случаях суды подходят к разрешению спора очень формально, что дает возможность лизингополучателю и покупателю затянуть возврат предмета лизинга. Например, обжалуются действия судебного исполнителя на том основании, что взыскивается имущество, не принадлежащее должнику, что нарушена территориальность исполнительных действий (например, когда лизингополучатель или покупатель перемещают предмет лизинга в другую область), что затрагиваются интересы третьих лиц и т.п. Либо суд указывает лизингодателю обратиться с иском к регистрирующим органам и сперва признать недействительной регистрацию предмета лизинга на покупателя.

Описанные случаи указывают на необходимость введения более эффективных подходов к защите права собственности лизингодателя на предмет лизинга, к исполнению мер обеспечения и решений суда. Например, не допускать регистрации предмета лизинга на третьих лиц без согласия лизингодателя, синхронизировать запрет на совершение должником определенных действий с запретом совершать действия и регистрирующим органам, усилить ответственность лизингополучателя за нарушение обеспечительных мер и уклонение от исполнения судебных актов.

В заключение хотелось бы отметить, что одного только должного регулирования на законодательном уровне недостаточно для развития лизинга в Казахстане. Именно по судебной практике лизингодатели судят об эффективности защиты их прав. Развитие лизинга в свою очередь ускорит реализацию программ индустриально-инновационного развития и важных инфраструктурных проектов.

Читайте нас также в февральском номере Investors' Voice